Cite this article as:

??? ЦЕННОСТНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ ОБЩНОСТИ И ВЛАСТИ В СТРУКТУРАХ СЕТЕВОГО ПОРЯДКА . Izvestiya Saratovskogo Universiteta. New seria. Seria Phylosophy. Psychology. Pedagogics, 2017, vol. 17, iss. 4, pp. 388-?. DOI: https://doi.org/10.18500/1819-7671-2017-17-4-388-392


ЦЕННОСТНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ ОБЩНОСТИ И ВЛАСТИ В СТРУКТУРАХ СЕТЕВОГО ПОРЯДКА

В статье анализируются предпосылки трансформации религиоз- ной идентификации в обществе риска. Анализ социальных транс- формации представлен в контексте соотношения формальных и неформальных институтов, в сравнении отношений общности и отношений власти. Потрясения, связанные с разрушением цен- ностного измерения, обусловили интенсивность трансформаций и формирование протестной динамики. Фундаментальные цен- ности – это заданная перспектива, не сводимая к расхожему по- ниманию социальной памяти. Это, скорее, социальная память о том, что есть будущее. Памятование «о будущем», «о смерти», «о вечности», «о вечной жизни» начинает определять наш выбор, ко- торый становится автономным и подлинно свободным. Ставится вопрос, определяет ли будущее что-то в сетевых сообществах, не сводимых ни к общностям, ни к обществу. От ответа зависит конституирование ценностного измерения отношений в структу- рах сетевого порядка. Проблема применения знаменитой идеи «конца истории» в отношении ценностного измерения власти ус- ложнена тем, что цивилизационных линий много и каждая из них может знать свой конец истории. В структурах сетевого порядка эти линии так часто пересекаются, что в будущем, возможно, окажутся настоящей сетью. В свою очередь она сделает бес- смысленным различение цивилизационных линий. Настоящий, глобальный «конец истории», таким образом, стоит «отодвинуть» в будущее. Впрочем, цивилизационные теории находят в эпоху экспертократии вполне конкретную реализацию; обязательным атрибутом являются территории «конца истории», где, собствен- но, ничего не происходит.

Literature

Динамика религиозных общностей в рискогенной реальности : пространственный и институциональный горизонты. Саратов, 2015. 220 с.
Степин В. С. Теоретическое знание. М., 2003. 744 с.
Луман Н. Понятие риска // THESIS. 1994. Вып. 5. С. 135–160.
Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность // THESIS. 1994. Вып. 5. С. 107–134.
Бек У. От индустриального общества к обществу риска // THESIS. 1994. Вып. 5. С. 161–168. 
Стризое А. Л. Методологический синтез социального знания о рисках (концепция В. Б. Устьянцева и ее возможности) // Общество : пространство, риски, ценности. Саратов, 2012. С. 89–103.
Erickson B. Social networks : The value of variety // Contexts. 2003. Vol. 2, iss. 1. P. 25–31.
Борщов А. С. О детерминации рисков // Ценности, риски, коммуникации в изменяющемся мире. Саратов, 2012. С. 21–26.
Гидденс Э. Социология. М., 1999. 704 с.
Устьянцев В. Б. Амбивалентный человек в ситуациях риска // Цивилизация и человек. 2010. № 1. С. 7–10.
Федотова В. Г. Факторы ценностных изменений на Западе и в России // Вопр. философии. 2005. № 11. С. 3–24.
Хевеши М. А. Социально-политические иллюзии, мифы и их воздействие на массы // Личность, культура, общество. М., 2002. Т. IV, вып. 3–4. С. 144–158. 
Швиммер В. Мечты о Европе. М., 2003. 383 с.
Sullins J. Information Technology and Moral Values. URL: https://plato.stanford.edu/entries/it-moral-values (дата обращения: 04.01.2016).
Lynch M. P. The philosophy of privacy: why surveillance reduces us to objects. URL: https://www.theguardian. com/technology/ 2015/may/07/surveillance-privacyhilosophy-data-internet-things (дата обращения: 04.01.2016)

Status: 
одобрено к публикации
Short Text (PDF): 
Full Text (PDF):